главная
статьи
видео
обучение
новости
контакты
Присоединиться в Livejournal Присоединиться в Twitter Facebook Podcast Яndex лента RSS

среда, 31 августа 2011 г.

Годовщина свободных валют

Забудьте Уотергейт. Для экономических историков, имя Ричарда Никсона надежно вписано в прошлое. Именно этот президент 40 лет назад разорвал связь между мировыми валютами и золотом и положил конец системе фиксированного валютного курса. Согласно Бреттонвудскому соглашению, мировые валюты были привязаны к доллару, который в свою очередь был привязан к твердой цене на золото. Центробанки могли конвертировать долларовые активы в золотые слитки. Но 15 августа 1971 года Никсон, столкнувшись с экономическими трудностями, закрыл «золотое окно», обесценил доллар против драгоценного металла и ввел 10%-ный налог на импорт. Началась эра бумажных денег и плавающих валютных курсов. В тот момент журнал «The Economist» поддержал движение, объявив «Идите сюда, не бойтесь!» на обложке, под фотографией курящего сигару мужчину, одетого в плавки из доллара. Мы убеждали в том, что плавающие валютные курсы причинят меньше беспокойства, чем режим фиксированных курсов.


Тем не менее, валютный кризис никуда не делся. Отчасти это вызвано тем, что программа плавающих курсов не была доведена до конца. Европейцам идея о том, чтобы оставить судьбу валют на усмотрение рынка, не пришлась по душе. Они совершили несколько попыток ограничить гибкость валютных курсов с помощью ЕС, что, в итоге, вылилось в создание европейской валюты. В конечном счете финансовая волатильность перешла от валют к рынку облигаций, при этом неконкурентоспособные страны столкнулись с ростом стоимости кредитования, а не с давлением на привязку их валютных курсов. Негибкость привязанных валют в течение долгого времени считалась причиной создания плавающих курсов. Придерживающийся монетаризма экономист, Милтон Фридман, убеждал, что осуществлять урегулирование легче в системе плавающих валютных курсов. В своей книге «Эссе о позитивной экономике», опубликованной в 1953 году, он писал следующее: «Намного проще изменить одну цену – а именно цену валютного курса, чем рассчитывать на то, что изменения в нескольких ценах сформируют структуру внутренней цены».
Основатели Бреттонвудского режима полагали, что плавающие курсы будут угрожающе нестабильными. Но Фридман утверждал, что, в условиях проведения разумной политики, спекулянты выступят в роли стабилизующей силы, что предотвратит валюты от чрезмерного отклонения от их настоящей стоимости. На самом деле, валютные курсы оказались гораздо более волатильными, чем предполагал Фридман. На графике отражено движение доллара против иены: несмотря на то, что тренд является нисходящим, замечено несколько резких волн коррекции. Кроме того, приверженность плавающим курсам не помешала Центробанкам провести ряд интервенций; последняя случилась четвертого августа, когда японцы попытались ослабить национальную валюту. Их усилия сошли на нет, когда агентство Standard & Poor понизило кредитный рейтинг Америки, что вновь обвалило доллар.
Переход к плавающим валютным курсам также вызвал интересные побочные явления. Бреттонвудская система строго контролировала капитал, чтобы защитить привязку валютных курсов. Но в эру плавающих курсов подобный контроль не нужен. Как только их оставили в покое в начале 1980-х, капитал начал вращаться по миру на еще большей скорости, при этом финансовый сектор отрезал часть на каждой остановке. И, конечно, сложно поверить, что соответствующий рост в зарплате финансовых специалистов оказался простым совпадением. Кроме того, Центробанкам плывущих по течению валют не нужно было больше повышать процентные ставки, чтобы защитить валютные курсы. Действительно, рынки стали более терпимо относиться к странам с торговым дефицитом, нежели при Бреттонвудском режиме. Отсутствие торгового давления открыло дорогу для «плана Гринспена»: использование низких процентных ставок, чтобы спасти финансовые рынки, фактически покрыть цены активов. В Бреттонвудскую эру не велось разговоров о пузырях на рынках активов и, что не случайно, о финансовых кризисах. В период между 1945 и 1971 годами худшим календарным годом стал 1957, когда потери Уолл-Стрит составили 14.1%.
Возможно, уроком последних сорока лет стало то, что не надо искать идеальную систему валютных курсов – ее не существует. Многие политики использовали привязку валют в качестве короткого пути к экономической надежности, чтобы не проводить структурных реформ, необходимых для обеспечения конкурентоспособности экономики. Плавающие курсы подвергают политиков соблазну ослабить свои валюты и получить большую долю в мировой торговле. В настоящий момент искушение настолько сильно, что может привести к дальнейшему политическому напряжению, если Америка сделает выбор в пользу нового этапа количественного ослабления. В мире конкурирующих девальваций золото продолжает укрепляться. Одиннадцатого августа оно коснулось отметки выше $1800 за тройскую унцию. В пересчете за золото, как раньше, доллар обесценился на 98% с момента окончания Бреттновудской эры.

 по материалам The Economist Источник: Forexpf.Ru - Новости рынка Forex

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Рекомендую

Обмен ссылками

Обмен ссылками
Для установки кнопки установите фрагмент кода: <a href="http://s-scrooge.blogspot.com/"><img alt="Жадные заметки" border="0" src=" http://4.bp.blogspot.com/_j36XDIVvBUc/TGfeX6uHg-I/AAAAAAAABQ4/y9hP_eAFJvI/S250/s1.gif" target="_blank" title=" Жадные заметки" /></a>
на вашем сайте. В свою очередь готов проделать тоже самое, пишите на: sqs.scrooge@gmail.com